Top offer rxmed.org !.>\ buy dapoxetine tablets online. Beauty - Skin Care - Makeup And Accessories - Canadian pharmacy !{/ buy medicine online on phone or online order. Ordering is safe with canada pharmacy )>< cialis online an extensive online catalogue. Sale of drugs and medical products. Search and order drugs. canadian pharmacies "]# buy generic levitra tips when buying drugs online.
Анна Леонова: Саморегулирование в России состоялось только за счет региональных СРО
13.08.13   

Анна ЛЕОНОВА, исполнительный директор НП «СРО «СКВ»

Беседовал Максим ШУМОВ

Строительный еженедельник

alt– Какие основные проблемы стоят перед строительным комплексом Вологодской области?

– Прежде всего, я еще раз отмечу, что строительство было, есть и будет одним из важнейших секторов экономики. И состоя­ние региональных строек напрямую сказывается на уровне социально-экономического развития любого региона. Не секрет, что рыба гниет с головы. И сегодня весь российский стройкомплекс испытывает отголоски неустроенности и неопределенности на федеральном уровне власти. Всевозможные кадровые перестановки в достаточно короткие сроки, начиная с Минрегионразвития РФ и заканчивая НОСТРОЙ, не могли не сказаться и на работе на местах. Органы исполнительной власти регионов имеют информацию и цифры по объемам ввода жилья, по динамике строительства, но глубоко не вникают в проблемы строительного сообщества. Чем живут строители, что их волнует. Одна из главных проблем, с которой сталкивается Вологодская область, – это дефицит средств на инженерную подготовку участков и, как следствие, малое количество проектов комп­лексного освоения. В деле реализации по-настоящему серьезных проектов регионы брошены на произвол судьбы. Без помощи государства, без федеральных средств заявленное российскими властями развитие жилищного строительства в каждом конкретном регионе просто невозможно. И Вологодская область не исключение. Напомню, в 2005 году Градостроительным кодексом РФ была определена обязанность региональных властей обеспечивать муниципалитеты инженерно подготовленными участками. Но на такую подготовку в мест­ных бюджетах и бюджете региона просто нет средств. И все это происходит на фоне преодоления вологодским стройкомплексом посткризисных явлений. Мы в полной мере ощутили общий спад инвестиционной активности, высокие темпы инфляции – все то, что осложняло ситуацию на стройке с 2008 года.

– По сути, региональные строители ждут исключительно финансовой помощи от федерального центра?
– Не только финансовой. Целевые программы, которые разрабатываются государством, должны убивать двух зайцев. Так, при выдаче сертификатов (по различным программам) сложный механизм их использования при новом строительстве не дает положительного эффекта для строи­тельных организаций. Речь идет не только о решении социальных вопросов, но и подъеме экономики в принципе. Более того, сегодня хотелось бы приблизить строи­­тельство к цивилизованным рыночным отношениям. И спасти отрасль от тех катаклизмов, которые она переживает. И для этого российскому правительству важно грамотно расставлять приоритеты при распределении дотаций. В частности, одним из ошибочных решений стало сближение, в том числе и на федеральном уровне, понятий строительства и жилищно-коммунального хозяйства. Эти два важнейших – как экономически, так и социально – направления нельзя укладывать в одну корзину, но заниматься ими отдельно и обстоятельно.

– Какие центры развития жилищного строительства в регионе вы можете выделить?
– Активнее всего жилье строится в двух крупнейших городах региона. В област­­ном центре Вологда и промышленном центре – Череповце. Однако ситуация с жильем в этих городах сильно отличается. В Вологде на сегодняшний день средняя цена квадратного метра на 10-15% выше, чем в Череповце. Более активно жилищное строительство ведется именно в Вологде. Именно сюда в силу более благоприятной экологической обстановки переселяются люди с Крайнего Севера. В Череповце жилищное строительство тормозит проблема с инженерной подготовкой земельных участков. Земля есть, но нет мощностей. Например, недавно у нас состоялся Градостроительный совет, где мы рассматривали вопрос о строительстве в Череповце нескольких микрорайонов. Один из них планируется передать под строительство малоэтажного жилья для многодетных семей. Но мы опять уперлись в проблему с инженерией. Сети к этим землям пока не подведены. Соответственно, проект есть, градостроительный план есть, но когда все это благое дело будет реализовано – большой вопрос. Все опять упирается в недостаток средств. Бюджет развития города Череповца на 2013 год составляет 500 млн рублей. В качестве наглядного примера: бюджет реконструкции развязки МКАД с Ленинградским шоссе составляет около 5 млрд.
Еще одна из ключевых проблем, с которыми столкнулся в большей степени Череповец, нежели Вологда, – это стимулирование спроса на жилье. В первую очередь это связано с платежеспособностью населения. Череповчане, даже работающие на крупных градообразующих предприятиях, не уверены в завтрашнем дне. Более того, рынок ипотечного кредитования, который изначально был задуман стимулировать спрос, стимулировать строительство, на сегодняшний день даже при снижении кредитных ставок до 11% остается труднодоступными для граждан. При этом два года назад президентом РФ Дмитрием Медведевым ставилась цель достичь 7%. Если мы возьмем молодую семью в Череповце, то их совокупных доход в лучшем случае достигает 30-40 тыс. рублей при хорошем трудоустройстве. Даже если ипотечный кредит взят на 20-25 лет, выплатить всю сумму только за счет собственных сил, без привлечения средств родителей, близких, продажи части имущества просто нереально.

– Какие вузы области сегодня выпускают специалистов-строителей? Сформирован ли заказ на специалистов со стороны строительных организаций?
– Строительные техникумы есть в Вологде и Череповце, и с ними мы очень тесно сотрудничаем. К примеру, на базе техникума в Череповце в мае мы проводили конкурсы профессионального мастерства. Из высших учебных учреждений специалистов строительного профиля выпускает Вологодский государственный технический университет и Череповецкий государственный университет. Кстати, на протяжении последних четырех лет в нем фиксируется очень большой конкурс – 4-5 человек на место по разным специальностям строительного профиля. Сегодня в области востребованы грамотные производители работ, а также такие профессии, как каменщики, монтажники, экскаваторщики, то есть те основные рабочие специальности, без которых стройка не может существовать.

– А как много молодых специалистов приходят на стройку после окончания обучения?
– Это отдельная проблема. Учиться идут много и охотно, но после окончания на стройку идут не все. К примеру, если взять Череповецкий техникум, то они выпустили в 2013 году 15 каменщиков. И из них только 2-3 человека реально дойдут до стройки. Дело в том, что сегодня в образовании происходят достаточно глобальные изменения. В частности, идет ликвидация профессиональных технических училищ. Считается, что начальное профессиональное образование исчерпало себя как таковое, потому что родители не хотят отдавать детей учиться в ПТУ. Нормой жизни стало высшее образование. При этом исчезла та советская идеология, согласно которой рабочий считался элитой общества. Сегодня молодые люди не задумываются над будущей пенсией, они ищут более быстрые и легкие деньги. Ведь мы сами подталкиваем наших детей к тому, что рабочая специальность – это непрестижно. Да и большая часть современной молодежи – это поколение потребителей. Они не привыкли к тому, что прежде чем стать классным, уважаемым специалистом, им нужно десяток лет отработать в организации, вникнуть в процесс, узнать его изнан­ку. И приобретать практические навыки с нуля, к сожалению, хотят не все.

– Занимаетесь ли кадровой проблемой в рамках вашей СРО?
– В мае мы инициировали создание на базе своей СРО методического совета, который вплотную займется изучением кадровой проблемы. В совет вошли руководители компаний, заинтересованные в вопросах подготовки и привлечения кадров. Кроме того, в совет мы включили руководителей образовательных учреждений. Работая вместе, мы сможем более эффективно исследовать потребность стройкомплекса в квалифицированных кадрах, соотносить кадровую базу и бизнес-заказ. В деле решения кадровой проблемы мы пробуем задействовать и механизм государственно-частного партнерства. По задумке, заинтересованные компании могут участвовать в решении кадрового вопроса путем дотаций на улучшение материально-технической базы образовательных учреждений. Вместе с тем здесь кроется большая проблема: вкладывая немалые средства в образование, работодатели не могут быть уверены, что после выпуска этот специалист придет именно к ним. Да и вообще пойдет ли он на стройку. То есть в кадровом вопросе компании не могут прогнозировать свои инвестиционные риски. С другой же стороны, строительные организации не уверены в завтрашнем дне. Они не знают, будет ли у них работа завтра, через месяц, через год. Как бы мы ни выявляли потребность строительных организаций в кадрах, она является плаваю­­щей. И если сегодня компании требуется 2-3 специалиста с высшим образованием, то сокращение заказа может нивелировать эту потребность. От наших строительных организаций поступило предложение о том, чтобы предусмотреть некие налоговые преференции для компаний, которые вкладывают средства в образование. К сожалению, предоставление таких льгот не в компетенции региона. Пока это только предложения. Это один из посылов на будущее, который должен быть услышан в федеральном центре.
– Какие моменты в действующем законодательстве в сфере строитель­ства требуют уточнения или корректировки?
– Еще не так давно все мы ругали Федеральный закон № 94 о госзакупках товаров и услуг. Но вновь принятый документ о ФКС, к сожалению, не облегчает ни участь заказчика в лице государства, региона, конкретного города, ни участь подрядчика, для которого механизм принятия участия в аукционах остается не­прозрачным. Ни для кого в строительной отрасли не секрет, что демпинг на конкурсах как был, так и остался. Важные конкурсы подряда выигрывают фирмы с низкой технической оснащенностью, с низкой квалификацией специалистов. И от этого страдают все, а главным образом результат. Несовершенен и ФЗ-214. На сегодняшний день какие бы меры контроля над долевым строительством ни применялись, они не позволяют отсечь мошенников на все 100%. Я уверена, что наводить порядок в сфере законодательства нужно именно сверху вниз. С федерального уровня на региональный, чтобы для регионов был прост и ясен механизм решения ключевых задач, в том числе финансирования проектов.
– Руководитель аппарата НОСТРОЙ Илья Пономарев заявил, что объединение проходит болезнь роста. Как думае­те, когда саморегулирование выздоровеет?
– СРО «Строительный комплекс Вологодчины» вышла из Череповецкой ассоциации строителей в 2007 году в числе первых в России. И 14 мая мы отметили 4 года статуса СРО. Мы очень горды, что участвуем в становлении саморегулирования с самого его зарождения. И с самого зарождения этого института проблемы у саморегулирования одни и те же. Да, все сейчас много говорят о том, что саморегулирование состоялось. Но состоялось оно с пониманием правильного саморегулирования только за счет региональных СРО. Потому что в каждом регионе, как правило, работает одна, максимум две СРО, все остальное – это филиальные сети московских, петербургских, краснодар­ских СРО. И это разветвление филиальной сети ни к чему хорошему не приведет. Если вспомнить историю зарождения саморегулирования, то государство готовилось к переходу от лицензирования пять лет, прибавляем четыре года саморегулирования. Итого девять лет поиска ошибок – не многовато ли? В голове не укладывается мысль о том, что за эти годы мы не смогли придумать противоядия от «коммерческих» СРО, которые, почувствовав безнаказанность, а может, и чье-то сильное покровительство, заполонили Интернет рекламой выдачи допусков за один час: сезонных, на ответственное хранение и т. д. Как и сама строительная отрасль, саморегулирование переживает самый главный недуг – бесконтрольность и неправильное управление. Бесконтрольность со стороны Ростехнадзора и неправильное управление процессами со стороны НОСТРОЙ. После перехода от лицензирования многие восприняли изначально здравую и удачную концепцию саморегулирования как очередной бизнес. Эти и другие проб­лемы завязались в тугой клубок, и все, что происходит с НОСТРОЙ и другими национальными объединениями, – это мина замедленного действия. Если сейчас коренным образом не изменится ситуация в сторону грамотных, выверенных шагов в сторону объединения и определения консолидированной позиции, что же такое саморегулирование, ничем хорошим это не кончится. НОСТРОЙ не нужно думать, что жизни за МКАД нет. Например, я работаю руководителем партнерства с 2008 года. И если бы мне задали вопрос: чем мне за все время помог НОСТРОЙ, – я бы смело ответила – ничем. Наша СРО абсолютно самостоятельна, помощь нам нужна только в отсечении коммерческой составляющей в саморегулировании. Сейчас активно муссируются понятия, что должен и чего не должен делать НОСТРОЙ. Но объединение в первую очередь должно защищать интересы своих членов. Помогать им всеми доступными способами. При этом сегодня НОСТРОЙ пытается прибрать к рукам все контрольные функции. Но контролировать и надзирать можно только тогда, когда есть авторитет. А у объединения при всем том хаосе, который царит в его стенах, авторитета никакого нет. Более того, аппарат создает какие-то нереальные, невыполнимые унифицированные документы. 7 августа на совете НОСТРОЙ будет рассмотрен проект положения правил контроля за соблюдением стандартов. Но то, что написано в положении, выполнить нереально, в таком случае в каждой СРО должен быть договор на лабораторные исследования и т. д. На сегодняшний день я как руководитель СРО не могу опереться на НОСТРОЙ. И точно так же каждая региональная СРО сегодня выживает как может. Это именно та ситуация, которую руководству объединения никак нельзя было допускать. Ведь НОСТРОЙ – это как живой организм. Он должен быть понятен для всех, а самое главное, профессионален. Для меня лично он непонятен. Ни его цели, ни задачи, ни функции.

– Куда в конечном итоге все это может привести сам институт саморегулирования?
– Я верю, что победит здравый смысл, исходящий от людей, убеленных сединами. В стройке разброда и шатаний быть не должно. Стройка – это точная наука! Приняли решения отменить лицензирование – нужно держаться за него. У нас запущен процесс саморегулирования – плохо это или хорошо, но он работает. Если саморегулированию придет конец, то это подорвет авторитет не только многих конкретных людей. Это подорвет авторитет управления стройкой во всей России. Сейчас самое главное – не допустить мышиной возни, а проявить настоя­щий твердый, строительный характер. Признать ошибки и сделать выводы.


 
Рейтинг@Mail.ru Разработка и создание сайтов в Кривом Роге